?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Часть двадцатая

ЛЮБВЕОБИЛЬНАЯ  БИЗНЕСВУМЕН  УМНИКОВА 
И ЕЕ ЭРОТИЧЕСКИЙ ДЕВИЧНИК


(из романа: Рим Фиктор. ЧЕБАЧОК К ПИВУ. История одной мести. – Ек–г. 2013)

***

    На ловца и зверь бежит. Вам нужны подопытные кролики? Пожалуйста, вот вам крольчихи.
    Денису позвонила бизнес-вумен, Лионелла Францевна Умникова, бывшая школьная учительница, с приходом плутовского капитализма заработавшая миллионы на китайском текстильном ширпотребе.
– Денис, у меня к Вам пикантный дорогой заказ. Не погнушайтесь заглянуть ко мне. Я машину за Вами пошлю.
«Пикантный и дорогой» зацепило. Денис согласился встретиться и назвал адрес.
    Через час он сидел в обставленном в евростиле офисе у вумен, аппетитной и уверенной дамы сексуально активного бальзаковского возраста.

    Лионелла Умникова относилась к разряду женщин, которые не могут жить спокойной и размеренной жизнью, в ней пульсировала пассионарная энергия преобразования, она постоянно что-нибудь организовывала и выдумывала. Поэтому, как только в Россию пришла новая эпоха с предпринимательством и свободой самовыражения, при которой даже дебил получил право запросто взбираться на любую трибуну и произносить идиотские речи, она оставила скучную учительскую работу в школе и ринулась в бизнес. А год назад выдумала себе даже учёную степень, подслушав на одной высокой бизнес-конференции, куда приобщилась из любопытства, что настоящий бизнесмен должен ездить на супервнедорожнике и иметь корочки кандидата, а ещё лучше доктора наук. Это солидно и престижно.
    Уже на другой день нашла то, что требуется – прощелыгу с подпольным бизнесом по выпечке кандидатских и докторских дипломов на любой вкус. Вкус свой Умникова быстро определила: раз она закончила педагогический, стало быть надо становиться кандидатом педагогический наук. На докторскую степень решила пока не замахиваться, рановато, не по ранжиру шапка, вот достигнет уровня олигарха, тогда, ясное дело, надо будет становиться докторшей. Каждому сверчку свой шесток.
    Прощелыга Кирилл Безгодов, организатор подпольной организованной банды учёных со степенями и званиями, бизнесом которой была выпечка учёных степеней, поставленную задачу понял и получив от Лионеллы Францевны аванс, тут же приступил к выполнению. Созданная им интеллектуальная мафия могла выдать на гора любую диссертацию на любую тему. В состав банды входили проверенные годами знакомства и тесного сотрудничества и заработка учёные всех специальностей из университетов и академий, плюс пять журналистов бойкого пера и широкого диапазона. Под задачу выпечь кандидата педагогических наук быстренько собрали команду из двух докторов,– педагогических и психологических наук, – присоединив к ним одного журналиста. Подобрать научного руководителя не составило труда – все члены банды состояли при кафедрах и учёных советах. Тему диссертации определили весьма современно звучащую – «Коммуникативная компетентность школьного учителя как фактор педагогического профессионализма». Диссертация должна была быть готова через год. За это время доктора организовывали несколько публикаций в надлежащих научных журналах и сборниках. Учёный совет выбрали в педагогическом университете. Все стадии должны были пройти как по маслу и в итоге на свет появится кандидат педагогических наук Лионелла Францевна Умникова. И главное в этой отлаженной процедуре было то, что ни одна свинья на свете, даже если бы ей и вздумалось сунуть своё свиное рыло в истоки учёной степени Лионеллы Умниковой, ничего, кроме уважения и почтения к её диссертации и интеллекту, не отыскала бы. В этом и был секрет эффективности организованной Безгодовым учёной мафии. Диплом заказчик получал наичистейшей пробы – как золотой слиток из госхрана. Можно было бы купить диплом и это было бы дешевле, таким бизнесом промышляло руководство университетов и академий. Но он таил в себе опасность разоблачения фальшивости.  Лионелла Умникова решила переплатить, зато комар носа не подточит к её учёной степени.
    Единственно рискованным звеном в отработанной Безгодовым и бандой технологии была процедура защиты, и даже не защиты, – в ней тоже всё от оппонентов до голосования было отлажено и хорошо промазано долларами, – а выступление на защите самого диссертанта. Без этого, к большому сожалению и огорчению, обойтись было нельзя. Диссертант обязан был предстать в живом виде и произнести некий соответствующий теме диссертации текст и ответить на два-три вопроса членов учёного совета. Текст был заранее приготовлен, как и вопросы и ответы, но вся загвоздка заключалась в том, что диссертанту надо было читать по бумажке то, о чём он чаще всего не имел ни малейшего представления, а в тексте и ответах его на вопросы встречались научные термины: по-минимуму, но всё же несколько терминов обязано было быть для научного камуфляжа. И вот в этом-то звене случались иногда конфузы, так как произносить незнакомые слова правильно (хотя в тексте и проставлены ударения) не каждому диссертанту бывало по силам. Из-за этого на одной из защит удалось протащить диссертацию с трудом и только сфальсифицировав протокол голосования. А на другой защите и вовсе случилась комедия: на трибуну перед учёным советом вышел самый настоящий уголовный пахан с наколками и характерной криминальной мимикой и сиплой дикцией. Это был весьма успешный бизнесмен с уголовным прошлым, которое впечаталось в него навеки целой гаммой символов и знаков в его облике и пластике. Вообще говоря, можно было бы его подменить кем-нибудь пристойным, но он воспротивился, ему померещилось, что он уже учёный и уж прочитать текст для него не проблема. Текст он действительно прочитал вполне правильно, но лучше бы не читал. Однако, к удивлению учёной банды и Безгодова, учёный совет проголосовал единогласно. Всё решил внимательный взгляд диссертанта после его заключительного текста со словами благодарности, которым он обвёл весь учёный совет и каждого его члена в глаза персонально.
    Так что Лионелле Францевне с её образованием и отличным голосом нечего было волноваться.   
    Вот и девичник придумала, да не простой, а замысловатый и весёлый.
 – Денис, после Вашего торта с Адамом и Евой спать спокойно не могу, мечтаю устроить небольшой девичник с подружками, и чтобы Вы оформили его как кулинарный праздник.
– Отчего же не помочь. – улыбнулся Денис. Множество разных заказов он уже обеспечил своей фантазией, но девичник появился впервые.
– Заказ мой необычный. Буду откровенна, мы ведь с вами не детки малые. Мне нужна эротическая кулинарная аранжировка.
    Это было неожиданно и не совсем понятно.
– Какая именно? – спросил он.
– Фаллическая. Чтобы было много-много фаллосов, самых разных, какие только можно выдумать из продуктов и выпечки. Но не натыканных в виде гвоздей, а в какой-нибудь замысловатой художественной композиции, со вкусом и ассоциациями. И, само собой, разнообразных поз. Нас будет восемь женщин моего возраста и энергичного тонуса. И мы должны на полную катушку расслабиться и устроить себе эротический кайф. Сможете? Оплата – какую скажете. Готова сразу выложить аванс тысячу зелёных.
    Пока вумен говорила, Денис прикидывал, как может выглядеть исполнение столь пикантного заказа, чтобы не впасть в откровенную скабрезную пошлятину. Отказываться и не думал – вумен давала возможность проверить действие айвеселина.
– Хорошо. Когда девичник?
– Через неделю. Успеете?
– Если оперативно, то можно. Завтра же надо будет закупить продуктов, какие скажу.
– Никаких проблем. Машина с водителем в Вашем распоряжении.
– Я на своей управлюсь.
– Значит договорились?
Она подошла к секретеру, достала пачку долларов.
– Вот аванс. Хватит? А всю сумму назовёте завтра. Хорошо?
– Да, я подумаю. И завтра же дам Вам сценарий, как я представляю себе оформление Вашего праздника.
– Ах, как хорошо вы сказали. – звонко рассмеялась вумен. – Праздника, именно праздника я хочу. Необыкновенного весёлого праздника. Скучно живём, хочется повеселиться и поплясать.
    «Будет тебе праздник» – усмехнулся про себя Денис, глядя на преисполненную успешности и любвеобилия даму.
И поехал тотчас к Арбелину. Альфе звонить не стал, пусть Арбелин решит, подключать ли её.
    Выслушав Дениса, Арбелин расхохотался.
– Ну и времена настали! Строгих нравов российские женщины пустились в эротические девичники. Что ж, давай придумаем им эротический шок. И плюс айвеселинчик. Вот тут можно немножко, самую малость, и окситоцинчика подпустить. Пусть побеснуются. Им этого как раз и хочется. Очень было бы любопытно хотя бы одним глазком посмотреть на действие добавки.
– Юлиан Юрьевич, а какой им сценарий придумать? Не натыкать же фаллосов по всему столу, стенам и креслам. Смешно и пошло.
– Тут и думать нечего, Денис. За нас придумали такие праздники древние римляне. Я уже вам с Альфой рассказывал об их Боге Фасцинусе. Сейчас я его тебе покажу. Замечательный Бог! Он у них был символом мужской производительности, римской мощи и одновременно служил главным оберегом против злых сил и сглаза. Фаллосами был утыкал весь Рим везде и всюду. Как символами и предметами быта.
Арбелин включил компьютер и открыл папку «Фасцинус». И взору Дениса предстал набор статуэток римского бога и амулетов-фаллосов в невероятном их разнообразии из музеев Италии.
– Давай флэшку, скачаю тебе эти картинки. По ним и вылепишь для вумен всё это разнообразие. В центре стола водрузишь вот этого Фасцинуса с огромным до подбородка удом. – он показал фото скульптурки Фасцинуса – По углам стола водрузишь фаллосы внушительных размеров из чего-нибудь крепкого, чтобы не увяли и не завалились. А дальше смотри на весь этот набор картинок и выдумывай композицию и продукты, из которых их вырезать и выпекать. Скажем, длинный тепличный огурец. Приладить к нему два ярких помидора, вот уже эротический образ. Приделать наконечник из красного болгарского перца – и уже хоть глаза закрывай. Понятно, что потребуется уйма шоколада. Да ты сам всё знаешь, что потребуется. Я бы предложил вылепить ещё и Адама с Евой, размерами в полметра высотой. Обомлеют дамы, особенно глядя на Адама в виде Фасцинуса. А?
    Денис не выдержал, засмеялся:
– Адам как Фасцинус. Это невероятно! Альфе будем рассказывать?
    Арбелин озорно посмотрел на Дениса:
– У нас в академии тайн никаких. Верно? Значит надо Альфе не только рассказать, а и подключить её к заказу. Пусть осваивает эротическую фасцинетику на практике, ей полезно. Тебе же помощник нужен. Такая махина! Одному не справиться.
– Пожалуй. – согласился Денис. – Я как раз подумал привлечь мою соседку.
– Нет, нет, никаких соседок. Заказ остросюжетный, лучше, если никто о нём знать не будет. Вы разве с заказчицей секретность не обсуждали?
– Нет ещё. Встреча завтра.
– Обязательно обсуди с ней секретность. И Альфа в этом предприятии в самый раз. Ей полезно будет окунуться в мир порочной скоморошной фасцинации в кулинарном исполнении. Давай-ка её призовём.
Он набрал номер Альфы:
– Жду.
    Через полчаса Альфа была у Арбелина.
– Готова ли ты, дочь моя, окунуться в дерьмо на пользу фасцинетики? – картинно воздев руки к потолку торжественным тоном произнёс Арбелин.
    Мгновенно уловив некую тайну, Альфа включилась в игру:
– Ради фасцинетики и президента академии я на всё готова. – произнесла она не менее торжественно и склонила голову.
    Она и представить себе не могла, во что её окунут Учитель с Денисом.
    А когда всё уразумела и оторопь от лицезрения Бога Фасцинуса прошла, рассмеялась.
– Значит и это надо пройти?
– Надо, Альфа, надо. – сказал Арбелин. – И это ещё не самое неприятное из всего, что тебя ждёт в фасцинетике. Фасцинация ведь не только красива, но и скабрезна, когда обслуживает базовые инстинкты.
– Готова, Учитель. – со всей серьёзностью произнесла Альфа и её слова прозвучали как клятва.
     Назавтра сценарий был готов. Денис привёз показать Лионелле Умниковой и картинки с Фасцинусом, чтобы она представила себе всю необычность и яркость кулинарного изыска, предлагаемого для фаллического девичника.
– В Древнем Риме патриции так праздновали. – важно уверил её Денис, показывая набор изображений Фасцинуса.
    Посмотрев и уяснив всё, вумен ахнула и всплеснула руками в изумлении.
– Это выше всех моих ожиданий. Денис, называйте любую сумму гонорара.
Денис назначил три тысячи долларов и вумен тут же их ему выложила.
О секретности бизнесвумен оказывается тоже подумала. Девичник будет за городом, в её коттедже. Там есть абсолютно всё для поварских дел, огромная кухня, печь, микроволновки, плиты и прочие причандалы.
Денис вызвался посмотреть и был удовлетворён – технически всё было в самый раз. Кое-что придётся всё же испечь на кондитерской фабрике. По дороге обговорили участие Альфы в качестве помощницы. Сценарий требовал подмоги, она это поняла.
– Сколько ей заплатить?
– Пятьсот долларов будет достаточно.
– Хорошо. – согласилась Умникова и, достав из сумочки пять стодолларовых купюр, подала Денису.
– А когда мы всё расфасуем, выложим, сконструируем, кто будет обслуживать? – задал Денис вопрос, который всё время его беспокоил.
– А не смогли бы Вы с Вашей помощницей оставаться с нами подольше? Может даже до утра? На кухне. Чтобы вовремя горячее подавать. А выносить на стол я сама буду. Со своей лучшей подружкой. Вам выходить не надо. Разве что Вашей помощнице, если она согласится.
– Нет, ей тоже не надо. – отказал Денис.
– Ну и договорились.
    Денис согласился оставаться при исполнении, очень уж хотелось увидеть действие своего кулинарного дизайна и айвеселина.
    На покупку продуктов и всяческих нужных ингредиентов выложила вумен триста тысяч в рублях.
    Денис ринулся исполнять заказ, созвонившись с Альфой. К вечеру, объехав рынки и супермаркеты, они свезли в коттедж всё необходимое и приступили к изготовлению кулинарной эротической симфонии.
    Трудиться пришлось изрядно и накануне девичника началось самое ответственное – варить, запекать, вырезать самое быстро портящееся из фруктов и овощей. От Дениса с Альфой пар шёл от перегрева. В весёлой захваченности они подружились ещё ближе, как истинные единомышленники.
– Денис, давай будем между собой звать Юлиана Юрьевича ЮЮ –предложила Альфа.
– ЮЮ – отлично. Смотри, что ЮЮ выдумал.
    Он начал выстраивать конструкцию из огурца, двух помидорок и болгарского красного перчика.
    Альфа расхохоталась. И тут же принялась выдумывать забавные эротические детали. После кошмарно сексуального сна Учителя о сатурналиях и срамного «Калигулы», осознав необходимость осваивать сексуальную тактильно-телесную фасцинацию от «высокого» до «низменного», она преодолела барьер отвращения и ринулась в озорство: к фаллосам приделывала бантики, галстучки, ордена-звёздочки, превращая их в невообразимо развесёлые образы, приводящие Дениса в весёлый восторг.
– Дамы рехнутся. – предсказал он.
    Фигуру бога Фасцинуса без фаллоса Денис свозил выпекать на кондитерскую фабрику. Фаллос изготовили и прилепили на месте.
    Успели.
    Лионелла Умникова была хитра. Осмотрев стол и придя в состояние шокового оцепенения от представшей её взору фаллической роскоши, она решила подруг подержать в неведении ровно столько, пока все не соберутся, и только потом открыть дверь в гостиную и впустить их сразу всех к столу.
    Она правильно рассчитала – эффект был оглушительный. Подруги вошли и замерли. Такого они не только не видывали, но и представить себе не могли. Это был какой-то фантастический эротический фильм. А потом последовали восторженные возгласы и дамы ринулись в мир этой кулинарной порочной фантастики. Их окружали фаллосы. Огромные, большие, поменьше и миниатюрные. В центре стола возвышался Фасцинус и он потряс воображение дам. Рядом, поменьше по высоте, но тоже внушительного размера, в некоем райском садике расположились Адам с Евой в столь эротических позах, что одна из дам не выдержала и воскликнула:
– Он что, её сейчас тр….. ть начнёт?
    Хозяйка со смехом остроумно отреагировала:
– Он же Адам, Нюра! Его ещё Ева не соблазнила!
    Началась весёлая женская вакханалия, пересказать которую не хватит слов.
    Денис с Альфой подглядывали в щелку и едва сдерживались, чтобы не расхохотаться.
    Дамы, к бальзаковскому возрасту сексуально надёжно утрамбованные, после двух чарок коньяка раскрепостились и уже не сдерживали себя. Тут была и развесёлая ирония, и самая откровенная срамота, они упражнялись в выдумках по поводу фаллосов, кто-то вгрызался в них с остервенением, кто-то облизывал, кто-то пытался конструировать порочные композиции, одним словом, выделывали с ними, кто во что горазд. Одна из дам, самая вульгарная, засунула в вырез кофточки за бюстгальтер сразу пять фаллосов с бантиками.
    Спустя час начала в полную силу действовать добавка. Дамы хохотали, плясали и начались побуждения к сексу. Одна из них попыталась взобраться на стол и использовать Фасцинуса, но её всё же сумели удержать.
– Девочки, ещё рано. – призвала Лионелла. – Потерпим немного и будет нам всем великое наслаждение. Я заказала на час ночи мальчиков.
    Услышав это, Денис с Альфой переглянулись. Этого в уговоре с вумен не значилось.
    Как только вумен появилась на кухне за очередным блюдом, Денис сказал ей, что в час ночи они с Альфой уедут.
    Вумен поняла.
– Хорошо. Все в восторге, я довольна. В час ночи вы свободны. Согласна, не надо вам видеть, что тут начнётся. Их, – она показала рукой на гостиную, – уже не остановит и святая инквизиция.
Последняя картина, которую подсмотрели Денис с Альфой, были эротические манипуляции дам с мороженым, которое Денис изготовил в виде палочек-фаллосов с шоколадными головками. Дамы, рисуясь друг перед другом, проделывали минет с мороженками столь смачно и вульгарно, что Денис с Альфой отпрянули.
– Животные. – брезгливо пробурчала Альфа.
    В час ночи они вышли, сели в «Ниву» и отчалили.
    Во двор как раз в это время въехала «Газель», из которой повыскакивали атлетического вида жизнерадостные парни в костюмчиках. Это были мальчики по вызову из фирмы «Всегда готовы!». Они источали веселье и воинственную готовность очаровывать дам. И не знали, что их ждёт. А ждала их мощная эротическая атака многоопытных и энергичных самок, взвинченных до животного вожделения айвеселином с примесью окситоцина.
    Утром газель увозила полутрупы. Один из жизнерадостных юношей попал в психлечебницу, где его приводили в норму целый месяц. Двое других уволились и вернулись к строго нравственному образу жизни. Позже один из них и вовсе ушёл в иной мир – в мир православных священнослужителей.