Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

HOMO FICTOR - ВЫДУМЩИК И ВОЛШЕБНИК

Человек превратился по-настоящему в Homo sapiens только тогда, когда сделал великое открытие возможности выдумки, стал выдумывать мнимые фасцинирующие события и мнимые личности-фантомы. Он стал "фиктором" (fictor)  - выдумщиком, волшебником, чародеем, трикстером.
О том, как это происходит, показывает в своем остросюжетном фантастическом и детективном романе "Чебачок к пиву" писатель Рим Фиктор.

Ob_NB_koriz

Вышел в свет первый в мире роман о фасцинации
и ее эволюционно неодолимом чарующем и ужасающем воздействии

          Фиктор, Рим
Ф 50      Чебачок к пиву. История одной мести. – Екатеринбург: самиздат,  2013.  –  400 с.
ISBN  978-5-9902644-1-0

Первое в мире художественное произведение о чарующей и одурманивающей фасцинации и ее шокирующем воздействии на психику.

   Ученый-подвижник Юлиан Арбелин, основатель фасцинетики, новой науки о чарующей и устрашающей фасцинации и коммуникации, предлагает ФСБ проект создания секретного научно-практического антитеррористического Центра. И у него закручиваются сложные отношения с язвительным полковником ФСБ Станиславом Гаргалиным. В обойме у Гаргалина эксперты – противники фасцинетики, известные политологи, социологи, пиартехнологи,  журналисты. Все они мечтают размазать фасцинетику и Арбелина по стенке.
У Арбелина – только небольшая команда молодых одержимых помощников: талантливый кулинар Денис Захаров и студентка факультета психологии Альфа Истомина с отцом.  И ему удается экспериментально показать неодолимую мощь фасцинации и фасцинетики, превратив уральский мегаполис Бург на целую неделю в ликующее и пляшущее  братство на празднике пива.
Месть свершилась…


К ЧИТАТЕЛЮ

История эта случилась в одном из мегаполисов Урала в недавние годы тотальной коррупции, массовой пивомании и всплеска дедовщины в легендарной российской армии.
Когда я дал прочитать рукопись мэру города, он нахмурился и пообещал надрать всем задницы и расплющить. «Но ведь они невиновны, Михаил Аркадьевич! – убедил я мэра. – Люди как люди, жертвы иллюзий. Попали под чары чебачка к пиву».
Мэр нехотя согласился, он и сам баловался пивком, я это знал. И чебачка попробовал с удовольствием, даже песни пел под его воздействием. Отодвинув мысли о репрессиях, он попросил парочку экземпляров книги, как только она выйдет.
– Там у тебя… мэр толстый в Колизее сексом занимается…это не я? – с хитроватой усмешкой спросил он.
Габариты мэра внушали почтение.
– Что Вы, что Вы! – замахал я руками – Как бы я Вам рукопись принёс, если бы Вы! Это сон такой приснился моему чокнутому герою!
– Ладно, ладно, – добродушно рассмеялся мэр, – чего только вы, писатели, не выдумаете… Только название города перемени.
За что и кому мэр намеревался надрать задницы я так и не понял. И пообещал ему скрыть имя города.
Так что, уважаемый читатель, всё нижеописанное произошло в реальном уральском мегаполисе, расположенном по обе стороны всё ещё полноводной, но надёжно загаженной всяческим дерьмом реки, в окружении невысоких гор и изрядно поредевших лесов…
А назвал я этот нелепый и холодный мегаполис просто – Бург.

Рим Фиктор

Роман можно бесплатно скачать и прочитать:  http://www.koob.ru/sokovnin/

Роман можно также купить в магазине «ДОМ  КНИГИ» (всего 25 экз.)
(Екатеринбург, ул. Антона Валека, 12) Заказать по тел.: 253-50-10

УЧЁНЫЙ АРБЕЛИН И ПОЛКОВНИК ФСБ ГАРГАЛИН (окончание)

Часть одиннадцатая

УЧЁНЫЙ АРБЕЛИН  И  ПОЛКОВНИК  ФСБ  ГАРГАЛИН
(из романа: Рим Фиктор. Чебачок к пиву. История одной мести. - Ек-г. 2013)

окончание

    Попав под фасцинацию шутливой игры, сам того толком не сознавая, Гаргалин ляпнул сгорача:
– Будь моя власть, не раздумывая разрешил бы Вам. Ужасно интересно было бы посмотреть, удался бы Вам такой эксперимент или нет.
– Так и разрешите. – сказал Арбелин, зная, что и без всякого разрешения теперь сможет проделать подобный эксперимент, имея таких помощников, как Денис и Альфа с отцом.
– Если бы быть уверенным, что не произойдёт ничего опасного. А то получится как в Германии.
Всё это звучало довольно весело, однако Арбелин отреагировал со всей серьёзностью.
– Обидные слова говорите, Станислав Анатольевич. Если бы я был паранойяльным злодеем, разве ж послал бы предложение в ФСБ. Намерения мои чисты и безвредны. Напротив, они полезны.
Collapse )

КАК УЧЕНЫЙ ЮЛИАН АРБЕЛИН ОТКРЫЛ ПЕПТИД ВЕСЕЛОСТИ

КАК УЧЕНЫЙ ЮЛИАН АРБЕЛИН ОТКРЫЛ ПЕПТИД ФАСЦИНИРУЮЩЕЙ ВЕСЕЛОСТИ
(Из романа: Рим Фиктор. Чебачок к пиву. История одной мести)

После потрясений и пауз Академия снова была в сборе и готова к новым свершениям.
Закрылись на кухне.
– Что ж, друзья мои, двинемся дальше. – открыл заседание Арбелин. – Нам теперь надо вплотную заняться изобретением того, что сведёт город с ума, как изволил выразиться наш закадычный друг полковник Гаргалин. Но сначала небольшой тест. Пушкина в школе изучали?
Оба кивнули утвердительно.
– Прекрасно. Сейчас проверим. Буду называть строчку из Пушкина, а вы, если знаете, будете говорить продолжение. Приготовились, настроили мозг на Пушкина. Начали.
Collapse )

ЧЕБАЧОК К ПИВУ. Глава "Круглый стол бросил Арбелину перчатку"

И грянул круглый стол.
Словесный спор похож на фехтование на шпагах, цель его – нанести эффектный укол, одержать верх и сорвать аплодисменты. Это прекрасно удавалось Маяковскому. Лидерами в поединках на словесных шпагах являются острословы и софисты. Шоу, круглые столы, многоумные дискуссии содержанием своим имеют вовсе не поиск истины, а снискание победы своей идеи, а чаще всего тощей какой-нибудь, да ещё и содранной у кого-то, идейки, и самого себя, любимого, речемыслительное красование, щегольство плоского остроумия, мошенничество словесных уловок, софизмов и ловушек. Побеждает изворотливый, а не умный.
Гаргалин был прагматичен как иезуит, ему уже надо было вывернуть наизнанку идею фасцинации, да так, чтобы она предстала всему просвещённому миру как лжеидея, интеллектуальный выверт ученого-одиночки, вознамерившегося подарить человечеству еще один вечный двигатель. Следовало создать образ смешного стареющего прожектёра. Те, кого он подобрал, не были отягощены интеллектуальной совестью пытливых умов, это были камуфляжные интеллектуальчики типа «чего изволите?», кроме того, почти все они почему-то не любили Арбелина лично. А что может быть лучшим двигателем к разгрому, как не удар по антипатичному сопернику! Устроить публичное осмеяние было скрытым мотивом почти всех, кого Гаргалин и Вьюгин подыскали для круглого стола. Collapse )